Обратная связь: bankrotstvo@yandex.ru   Телефон: +7(925)339-04-51
Россия

Верховный суд РФ ограничил преференции залоговых кредиторов

Москва. 24 ноября. ИНТЕРФАКС - Верховный суд (ВС) РФ отказал залогодержателям в праве на доходы с имущества банкротов, если оно было заложено до введения в Гражданском кодексе (ГК) норм о преимущественных правах этой категории кредиторов. Суд уравновесил положение банков и остальных кредиторов, солидарны эксперты в отношении экономического смысла принятых решений. Юридически позиция ВС не бесспорна, отмечают некоторые из них.

В ноябре ВС рассмотрел сразу два дела о праве кредиторов на эксклюзивное получение доходов с имущества банкрота, которое находится у них в залоге. Это споры банка "Санкт-Петербург" с ОАО "Торговый комплекс "Николаевский" и Россельхозбанка с ЗАО "Деревянная архитектура".

Правило, что такие поступления идут не в конкурсную массу, а напрямую залоговому кредитору, появилось в 2014 году (ст. 334 ГК). Основываясь на нем, банки настаивали на перечислении им арендной платы за имущество "Николаевского" и "Деревянной архитектуры". Все суды, рассматривавшие эти два спора, с этим согласились, за исключением Арбитражного суда Пензенской области. Он посчитал, что недвижимость была передана в залог до реформы 2014 года, а потому введенные для залоговых кредиторов преференции на нее распространяться не могут. Деньги от аренды должны поступать в конкурсную массу и распространяться по 134-й статье закона о банкротстве, решил пензенский суд.

И единственный оказался прав. Его решение по делу "Деревянной архитектуры" ВС оставил в силе, а все остальные акты отменил, попутно разрешив дело "Николаевского" собственным определением.

Да, по п. 2 ст. 334 ГК залогодержатель раньше других кредиторов может получить средства от использования заложенного имущества банкрота третьими лицами, констатирует ВС в очень похожих определениях по делам "Деревянной архитектуры" и "Николаевского", опубликованных в среду. Но эта норма появилась в 2014 году, а ст. 422 ГК оговаривает, что закон с новыми правилами, принятый после заключения договора, можно применять, только если это прямо оговорено законодателем, чего в данном случае нет, напоминает ВС. "До поправок в ГК преимущества банка-залогодержателя не распространялись на денежные средства, поступающие от сдачи заложенного имущества в аренду, значит, соответствующие права не могли возникнуть автоматически после вступления поправок в силу", - говорится в одном из определений. По общему правилу объем залогового права определяется исходя из даты возникновения залога (ст. 341 ГК), заключил суд.

Позиция ВС распространяется на договоры ипотеки, заключенные до вступления в силу поправок в ГК. "Они актуальны для аналогичных кейсов, то есть для процедур, в которых требования кредиторов-залогодержателей обеспечены сделками, совершенными до 1 июля 2014 года, - поясняет заместитель директора ООО "Центр проблем банкротства" Денис Воротынцев.

Попутно, как считают эксперты, Верховный суд в принципе подтвердил право залоговых кредиторов требовать перечисления себе доходов от сдачи в аренду заложенного имущества в процессе конкурсного производства. "Это сам по себе был спорный вопрос независимо от срока заключения договора залога", - отметил партнер юридического бюро "Падва и Эпштейн" Антон Бабенко.

Теперь у конкурсных управляющих появится определенность в вопросе перечисления доходов от аренды имущества, заложенного до этой даты, считает А.Бабенко. Впрочем, позиция коллегии ВС не бесспорна, отметил он. "Противоположная точка зрения, когда важна не дата заключения договора залога, а дата договора аренды, тоже имела право на существование", - добавил юрист.

В отношении спорности юридической позиции ВС с ним солидарен юрист правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Айк Саргсян. "В первом деле ("Николаевского" - ИФ) положения п. 2 ст. 334 ГК имеют диспозитивный характер, кроме того, важна дата возникновения правоотношений, на основании которых получены эти доходы, а не дата заключения договора залога", - отметил он. По словам А.Саргсяна, применение этого положения предполагает распространение режима залога на доходы, полученные от использования заложенного имущества, что не предусмотрено законом о банкротстве и противоречит существу специфических отношений в процедуре банкротства.

ВС, судя по всему, решил противодействовать расширительному толкованию норм, которые ввели преференции для залоговых кредиторов. "Залогодержатель - сильный кредитор, и как правило, это банк. Отказав банкам, суд принял единственное правильное решение, уравновесив положение сторон в сложном и длительном юридическом процессе, не допустив неправомерного удовлетворения интересов кредитной организации перед другими кредиторами", - сказал "Интерфаксу" партнер адвокатского бюро "Деловой фарватер" Павел Ивченков.

"Удовлетворяя требования конкурсного управляющего, ВС сформировал правильный вектор судебной практики, предотвращая вынесение нижестоящими инстанциями противоречивых судебных решений", - добавил П.Ивченков. Удовлетворение требований банков, по его словам, стало бы грубым нарушением норм материального права и неправильным истолкованием закона.

Copyright © 1989 - 2017 Интерфакс
Все права защищены
Использованы материалы Новостной ленты "Интерфакс"

Законодательство, Текстовые новости
Россия
Источник: ЕФРСБ
27 Ноября, 2017

Комментарии