Обратная связь: bankrotstvo@yandex.ru   Телефон: +7(925)339-04-51
Россия

Закон об "автоматическом" снятии арестов в банкротстве применяться не может - Минэкономразвития

Москва. 30 ноября. ИНТЕРФАКС - Росреестр разослал письма Минэкономразвития, согласно которым аресты и запреты с недвижимости не могут сниматься "автоматически" сразу после открытия конкурсного производства. Министерство заморозило нынешнюю ситуацию, которая способствует выводу активов и снижению эффективности банкротства, отмечают эксперты.
Закон о банкротстве устанавливает, что с того момента, как арбитражный суд признал должника несостоятельным и открыл конкурсное производство, аресты на имущество должника и иные ограничения снимаются (пункт 1 статьи 126, пункт 5 статьи 213.25). Содержание этих норм породило дискуссию о том, достаточно ли копии соответствующего судебного акта, чтобы государственные регистраторы по умолчанию аннулировали запись об арестах и запретах.
Минэкономразвития пришлось высказаться на эту тему в официальных письмах, оговорившись, что ведомство не наделено полномочиями по разъяснению законодательства РФ и практики его применения, а также не уполномочено давать правовую оценку действиям госрегистраторов. Эти документы Росреестр, подведомственный Минэкономразвития, разослал своим письмом с пометкой "для сведения и возможного учета в работе" (датировано 22 сентября 2017 года, опубликовано на прошлой неделе).
Минэкономразвития, отвечая на запрос об "автоматическом" снятии арестов, констатировало в своих письмах, что в законодательстве о государственной регистрации недвижимости нет специального порядка погашения в соответствующем реестре (ЕГРН) регистрационной записи об аресте или запрете в случае признания должника банкротом. Поэтому, по мнению департамента недвижимости Минэкономразвития, аннулирование арестов должно осуществляться на общих основаниях - на основании решений органов, наложивших соответствующий арест (запрещение).
"ПРОЦЕСС СИЛЬНО ЗАТЯГИВАЕТСЯ"
Минэкономразвития описывает сложившуюся практику и таким образом закрепляет существующее положение вещей, сказал "Интерфаксу" председатель совета Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Дмитрий Скрипичников.
Главная проблема - потеря скорости. Ст. 126 закона о банкротстве четко оговаривает, что как только должника признали банкротом, с его имущества снимаются все аресты и иные ограничения, но на практике надо обращаться к органу, наложившему ограничение, который должен дать добро на его снятие, говорит партнер правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Магомед Газдиев.
Иногда, правда, конкурсные управляющие идут в регистрационную службу напрямую. "Получив определение суда о признании банкротом, конкурсный управляющий должника обращается в регистрационную службу, - описывает процесс партнер адвокатского бюро "Деловой фарватер" Сергей Варламов. - Однако иногда вопреки закону (эта) служба полагает, что оснований для погашения записей об ограничениях, связанных с распоряжением имущества, нет". В результате, по словам С.Варламова, начинается длительное, а иногда и дорогостоящее судебное разбирательство по оспариванию неправомерных действий Росреестра.
Процесс снятия арестов сильно затягивается, констатирует М.Газдиев. Такое положение вещей серьезно снижает эффективность банкротства. "Владельцы компаний затягивают процесс, успевают вывести имущество и скрыться", - поясняет Д.Скрипичников.
ЧТО ДЕЛАТЬ?
Необходимо расширить полномочия арбитражных управляющих при наложении и снятии ареста, считает Д.Скрипичников. Только в этом случае, по его словам, процесс будет быстрым и эффективным.
"Преодоление этого барьера позволило бы существенно оптимизировать деятельность управляющего в деле о банкротстве и сократить сроки и расходы на осуществление отдельных процедур", - отмечает М.Газдиев.
Урегулирование порядка снятия ареста пойдет на пользу и Росреестру, и конкурсным управляющим: детализация не только урегулирует процесс, но и предотвратит возможное нарушение прав участников дела о банкротстве, связанных в том числе с устранением проволочек в реализации имущества должника, уверен С.Варламов.
Но действовать нужно осторожно, иначе не избежать перекосов, добавляет М.Газдиев. Если суды будут сами уведомлять регистратора о признании должника банкротом и снятии ареста с его имущества, это может привести к ущемлению прав других участников гражданского оборота. Например, если не будут учтены другие аресты имущества, не связанные с финансовым положением должника, говорит юрист.
Профессиональное сообщество осознает сложности, связанные с неурегулированностью порядка применения норм закона о банкротстве, которые "автоматиризуют" снятие арестов и запретов, - об этом свидетельствует обращение за разъяснениями в Минэкономразвития. Но при этом профсообщество давно свыклось с нынешней ситуаций и уже не воспринимает ее как проблему, потому что иной реальности просто нет, констатирует М.Газдиев. Очевидно, что в доработке нуждаются едва ли не все нормативные акты, регулирующие порядок снятия арестов в связи с признанием должника банкротом, считает он.
Минэкономразвития не ответило на вопрос "Интерфакса", готовятся ли изменения в законодательство, которые решили бы существующую проблему
Copyright © 1989 - 2017 Интерфакс
Все права защищены
Использованы материалы Новостной ленты "Интерфакс"

Законодательство, Текстовые новости
Москва
Источник: ЕФРСБ
30 Ноября, 2017

Комментарии